Двадцать правил для пишущих детективы (cirillico)

                                                                                                                                                                                                                                                      современной редакции (фактически, написанные заново)


Рина Брунду Юстес

В кратком предисловии к еще одному варианту детективного канона автор ссылается на своего предшественника С.С.Ван Дайна, опубликовавшего свои “Двадцать правил” почти восемьдесят лет назад (в 1928 году), и предполагает, что его работа оказала детективному жанру хорошую услугу. Она способствовала, по мнению Р.Юстес, консервации структурных особенностей детектива и сохранению в течение десятилетий специфического литературного стиля, характерного для этого жанра. Благодаря этому, утверждает автор, детектив оказался способным успешно противостоять давлению со стороны телевидения и интернета, сохраняя свою литературную нишу.
В то же время, за прошедшие годы кое-что в правилах Ван Дайна устарело, и “бессмысленно было бы отрицать, что некоторые из них полностью потеряли значение вследствие естественной эволюции человеческих чувств”, как считает автор. Отсюда попытка дать эти правила в новой редакции.
Ниже дается русский перевод полного текста этих “модернизированных” правил:

Детективный роман может существенно улучшить свои достоинства, если автор будет учитывать, что:

1. Детективный роман – это детективный роман; он не является ни приключенческим, ни шпионским или любовным романом, ни философским трактатом или литературным произведением, которое должно изменить мир. Кроме того, детектив, в соответствии со своей истинной природой, всегда пишется с начала и НИКОГДА с конца (другое дело, что добротный [детективный] сюжет может быть элементом литературных произведений различного рода; например, замечательный детективный сюжет в Имени Розы Умберто Эко). Отсюда следует, что, изготовитель детективов, ощущающий себя настоящим писателем, должен пробовать свои силы в других отраслях литературы. Таким же образом, просвещенным литературным критикам, обладающим истинным вкусом, не следует, ощущая себя оскорбленными в лучших чувствах, убеждать образованную публику в том, что пищущих детективы не стоит принимать всерьез; это только повышает интерес к их творениям! Боже упаси!!

2. У хорошего детективного романа не может быть никакой побочной цели; так что не имеет смысла хвалить автора за яркое отражение важных социальных проблем современности или за тонкие стилистические изыски. О хорошем детективе следует судить исключительно по качеству его криминального сюжета и по мастерству, с которым он воплощен в повествовании.

3. Верно, что детективный роман может быть написан кем угодно, и столь же верно, что не всякий сможет написать детективный роман. Выбрать подобный род литературы означает выдать себя в качестве бессимптомного носителя психической перверсии (глядя с позитивной точки зрения, мы должны сказать, что эта перверсия всегда сопровождается неизбежным наличием проблесков гениальности), которая находит в этом свое выражение (в литературном направлении, – уточняю, чтобы не было сомнений, – а не в превращении в серийного убийцу, разыскиваемого Интерполом!) Это conditio sine qua non [непременное условие (лат.)]; поэтому сдерживайте себя, к вам обращаюсь, литераторы, рвущиеся облагородить жанр (движимые, главным образом, финансовой нуждой!), талантливые авторы, желающие попробовать свои силы, журналисты, имеющие дело с криминальными случаями и оправдывающие свои действия тем, что они владеют материалом из первых рук, и все прочие лица подобного рода.

4. Атмосфера – незаменимый элемент историй данного типа. Это, главным образом, означает, что детектив, чтобы иметь право называться этим именем, должен захватывать читателя с первой страницы, заманивая и успокаивая его, чтобы он чувствовал себя уютно. В этом отношении я не могу согласиться с указаниями шестнадцатого правила Ван Дайна. Чтобы оправдать свое суждение, я хочу указать на некоторые произведения, относящиеся к вершинным достижениям жанра за все время его существования: И никого не осталось [современное “политкорректное” название романа “Десять негритят”], Мышеловка, Убийство Роджера Экройда, Убийство в Восточном экспрессе и т.д. В этих романах атмосфера стала активным элементом сюжета; не случайно все они принадлежат перу Агаты Кристи, выдающегося мастера этой литературной техники (разработанной в произведениях больших писателей). Откровенно говоря, во всех произведениях этой большой английской писательницы способность создавать атмосферу достигает временами изощренности, выходящей за пределы литературного стиля: любителю детективов достаточно взять в руки одну из ее книг, чтобы почувствовать себя уютно.

5. Детектив не может существовать без наличия в нем криминального сюжета. Что бы не говорили, но детективщик (как бы не был он знаменит и почитаем), который раз за разом оказывается неспособным придумать удовлетворительную и подходящую к случаю детективную конструкцию, не достоин этого звания.

6. У сыщиков и у читателей должны быть равные возможности разрешения загадки. Все улики должны быть (явно) представлены и описаны. Это правило почти не отличается от первого правила Ван Дайна. Единственное различие в наречии явно, которое помещено мною в скобки. Действительно, я считаю, что детектив, чтобы защитить себя перед уже упомянутым вторжением (телевидение, кино, интернет), должен иметь возможность обороняться свойственным ему оружием, своими специфическими чертами, своим литературным стилем. Структура детектива основывается поэтому на его способности предоставлять информацию (не используя ее как обман, заводящий в тупик!), которая дает внимательному читателю, и только ему, возможность без чрезмерных усилий самостоятельно “вычислить” преступника.

7. Решение детективной загадки должно быть единственно возможным; ДОЛЖНА существовать одна истина, на которой основываются факты. Именно это должно быть ключевым условием для суждения о качестве сюжета.

8. Решение всегда должно быть в пределах понимания квалифицированного читателя.

9. Преступником может быть любой из персонажей, независимо от его роли в повествовании. Более того, в одном детективе может быть несколько преступников. Здесь я вхожу в противоречие с правилами Ван Дайна 10, 11, 12 и 17. По моему мнению, требования повествования и детективного сюжета оправдывают эти положения; можно привести много примеров образцовых детективов, которые покоятся на использовании таких стратегий (достаточно назвать Убийство в Восточном экспрессе).

10. В детективе может быть несколько героев, ведущих расследование. В частности, это имеет место, когда полиция ведет расследование параллельно с детективом-любителем. Однако, предпочтительно, чтобы существовал один персонаж, в чьей способности делать правильные выводы читатель может быть вполне уверен.

11. В детективе должен быть покойник! Более того, в большинстве случаев одного трупа оказывается недостаточно.

12. Не может быть трупа без преступления. Другими словами, в рассказываемой истории ДОЛЖЕН быть хотя бы один покойник, ставший жертвой действий отрицательного персонажа [anti-hero].

13. Убийствам, совершенным преступными организациями, не место на страницах детектива. Специфической особенностью жанра и одновременной той чертой, которая придает ему завораживающий характер, является сосредоточенность на инстинктивных мотивах преступления. Детектив напоминает нам, что все мы потенциальные убийцы! Но не только: чем меньше подозрений вызывает определенный персонаж, тем больше вероятность, что он-то (или она) и окажется преступником.

14. Учитывая, что преступником может оказаться второстепенный персонаж (согласно правилу 9), основные действующие лица должны представляться открыто и сразу, еще лучше, если они перечисляются на особой страничке, помещенной перед началом истории. Внимательный читатель, приступающий к чтению детектива, должен рассматриваться как игрок в шахматы перед началом партии: естественно, он должен видеть все фигуры, но затем только от него зависит сможет ли он закончить игру, поставив мат убийце.

15. Существенный элемент детективного сюжета – оригинальность. Писатель может использовать любую общеизвестную стратегию, какие только существуют, но сюжет нельзя признать состоятельным, если он не содержит особенной, только ему присущей детали, которая отличает его от всех ранее появившихся произведений.

16. Методы, которые использует детектив, всегда должны опираться на его способности к логическим рассуждениям и к использованию подходящих к случаю разносторонних эмпирических знаний, способности, основывающейся на его опыте (не только в области криминалистики, но и – прежде всего – в отношении обыденных вещей!)

17. Соперничество с антигероем является еще одной характерной чертой детективных романов. При этом я имею в виду, что герою, который выдвигает на первый план рациональную методологию расследования, должен противостоять антигерой, способный к планированию своих преступных замыслов с научным уклоном. Естественнонаучная основа предусматривает экспериментальную воспроизводимость фактов (здесь неуместны фокусы с использованием трансцедентальных сил!)

18. Развязка всегда должна быть привилегией героя-расследователя.

19. Развязка НИКОГДА не должна быть частичной. Внимательному читателю ВСЕГДА должна быть гарантирована возможность закончить чтение книги с минимумом удовлетворения, получив объяснение всех деталей сюжета, не только относительно рациональной подоплеки всех улик и их реального значения, но и относительно всех вводящих в заблуждение сюжетных ходов (они необходимы! Без них было бы слишком просто!) Короче, все карты должны быть выложены на стол (именно здесь самый подходящий момент для этого!)

20. Детектив – это, прежде всего, вызов брошенный автором читателю. Из этого следует, что квалифицированный читатель не может ограничиться тем, что укажет на того или иного персонажа как на убийцу. Из-за относительно узкого круга персонажей шансы на то, что такое указание оправдается, естественно, слишком велики. Но нет сомнений, что опытный сыщик отличается от детектива-любителя не столько тем, что он способен безошибочно найти преступника, сколько тем, что он всегда может подробно разъяснить, каков был действительный ход событий. Если мы считаем, что события могли разворачиваться одним, единственным способом (см. правило 7), этим сказано все!

Январь 2006, Дублин

_____________________________________________________________

Данный текст предоставлен А.А.Брусовым


Giallografia ringrazia il traduttore e lo invita a mettersi in contatto con la Redazione
Giallografia wishes to thank the author of this translation and invites him to get in touch with us by sending an email to our address redazionegiallografia@yahoo.com

Featured image, la matrioska è una espressione artistica e culturale della Russia, fonte Wikipedia.

Annunci

Tag:, , , ,

Categorie: Giallo, Giallo classico, Giallografia, Premio Letterario L'indizio nascosto - giallista dell'anno, Rina Brundu, Venti regole per scrivere un giallo

Iscriviti

Iscriviti al nostro feed RSS e ai nostri profili sociali per ricevere aggiornamenti.

Non c'è ancora nessun commento.

Rispondi

Inserisci i tuoi dati qui sotto o clicca su un'icona per effettuare l'accesso:

Logo WordPress.com

Stai commentando usando il tuo account WordPress.com. Chiudi sessione / Modifica )

Foto Twitter

Stai commentando usando il tuo account Twitter. Chiudi sessione / Modifica )

Foto di Facebook

Stai commentando usando il tuo account Facebook. Chiudi sessione / Modifica )

Google+ photo

Stai commentando usando il tuo account Google+. Chiudi sessione / Modifica )

Connessione a %s...

%d blogger hanno fatto clic su Mi Piace per questo: